Главная / ПсихологияВеликие психотерапевты → Лекция 2. Коллективное бессознательное по Юнгу

Карл Густав Юнг — немецкий (швейцарский) мыслитель
годы жизни: 26.07.1875 - 06.06.1961

Карл Юнг был философом, практиком, мистиком, а также другом Зигмунда Фрейда.

Jung

Психоанализ для Юнга стал катализатором развития собственного уникального подхода, контекстом, внутри которого он прорисовывал собственное учение. Если Фрейд был популяризатором определённых взглядов, маскирующийся под серьёзного исследователя — то Юнг был уникальным мыслителем (кажется, в современном языке даже более подходящего слова не найдётся — можно назвать его «философом», но при этом его философия, как и подход Фрейда, максимально приближен к практике), маскирующийся под последовательного фрейдиста.

Ключевой разработкой Юнга, конечно, была попытка решить принципиально нерешаемую задачу: уместить «мистику» в современный научный дискурс. На этом, самом общем уровне, Юнг занимался решением той же задачи, что и Станислав Гроф (хотя пути решения совершенно разные). Собственно, все работы Юнга — они либо прямо про мистическое (под данным словом, за неимением лучшего, мы понимаем всё, что выходит за рамки «обыденного/материального», иногда вместо слова «мистика» используют слово «трансцендентное»); либо имеют в виду нечто трансцендентное, притворяясь чем-то обыденным.

Если единицей/атомом «психоаналитического метода» (т. е. «фрейдизма») является «свободная ассоциация» (и если вы знаете всё о свободных ассоциациях, то вы знаете всё существенное о психоанализе), то единицей/атомом «юнгианства» является «синхрония».

Синхрония — это, по сути, та же свободная ассоциация, только не сфокусированная внутри разума анализируемого, а отпущенная на свободу в окружающий мир. Это запрос-ответ, challenge-response, своеобразное эхо. Дебри тщательно прописанных философских выкладок Юнга нужны, по сути, для оправдания неприличного и невообразимого (а затем страшного) для современной культуры факта — там что-то есть, что-то иное, и с ним можно взаимодействовать.

Как философ Юнг вокруг данного феномена (и эмпирически найденных паттернов его проявления) строит аккуратные теории и красивые концепции. Как эмпирик он напрямую взаимодействует (в каком-то смысле «общается») с чем-то (за неимением лучшего слова, назовём это нечто «духом») с такой же непосредственностью, с какой обычные люди общаются друг с другом.

Фрейд анализирует условную рыбку в сновидении своего пациента, предлагая пациенту серфить на свободных ассоциациях. Бессознательное пациента подкидывает Фрейду, имея с ним хороший раппорт, продуктивные ассоциации.

Юнг, проснувшись, мимоходом задумывается: «а вот символ рыбы, что он означает?». Запрос принят. С утра домработница решает подать рыбу на завтрак, гости обсуждают «рыбные» фразеологизмы, на ум приходят пословицы и поговорки из глубин веков. На обед несколько не знакомых друг с другом давно забытых пациентов почему-то решают именно в этот день нанести визит доктору Юнгу, рассказывая о своих снах с рыбами и показывая нарисованные картины с рыбами. Под вечер давний знакомый показывает гобелен с рыбами. Ответы пришли, доктор.

Для Фрейда свободные ассоциации пациента это некий «пограничный феномен», который надо прочно зафиксировать на кушетке в стерильной обстановке психоаналитического сеттинга. Для Юнга свободные ассоциации духа, направляемые поисковым намерением мыслителя, это среда, в которую он полностью погружается (не забывая документировать происходящее со всем научным тщанием), полностью стирая границы.

Выбор термина «коллективное бессознательное» — это своеобразная едва уловимая (и сложно объяснимая) ирония над Фрейдом, который всю свою профессиональную деятельность строил таким образом, чтобы целенаправленно избегать контакта с «чем-то таким». Ирония в том, что от метода свободных ассоциаций до «биокомпьютинга» с окружающим миром, в который естественным образом включаются бессознательные части людей вокруг, цепочки случайных событий, игра собственного внимания и т. п., менее чем один шаг — в том, что любое индивидуальное бессознательное по сути уже подключено к этой универсальной базе данных, и любые индивидуальные ассоциации черпают из неё.

Фрейд показал на качественных примерах, что внутри человеческой психики нет ничего случайного. Юнг развивает тезис до логического завершения и доказывает статистически, что во внешнем мире (по меньшей мере, если в нём присутствует по меньшей мере один живой наблюдатель) всё связано по тем же законам смысловых ассоциаций.

Кроме всего прочего, сама жизнь Юнга является примером преодоления проблем сумасшедшего детства за счёт сверхорганизованного мышления. И далее, обобщая и доводя до предела, примером компромиссного решения задачи преодоления проблем совмещения социальной и мистической реальностей.